Cеня Довжик (dovzhik) wrote,
Cеня Довжик
dovzhik

Сколько стоит классный парень

Не продлевать московско-сохнутовский контракт я решил еще год назад. И все отпуска на родине почти полностью посвящались поискам, встречам, интервью. Интервью как таковых практически не было, но вот то одно, что было, запомнилось мне надолго. Одна израильская компания искала директора по маркетингу в странах СНГ. Официально эта позиция не публиковалась, а поиски шли через знакомых, и сведения о вакансии я получил из нескольких источников сразу. Отослав свое резюме, я не питал особых надежд, зная, какое количество соискателей претендует в Израиле на подобные должности. К тому же уже наступила пасхальная неделя, и до моего отлета оставалось всего пару дней. Тем удивительнее было для меня получить срочное приглашение на интервью.
Дорога Нацерет – Тель-Авив по израильским меркам не ближний свет, и, поскольку интервью мне было назначено на 10 утра, я отправился в путь уже в 8, боясь застрять в утренних пробках на прибрежном шоссе. В Тель-Авив я добрался загодя, так что у меня с лихвой хватило времени на утренний кофе. Ровно в 9:55 я уже стучался в дверь офиса. Секретарша мило пригласила меня внутрь, и, предложив кофе, сообщила, что А.Ш, директор отдела маркетинга компании, немного задерживается. В принципе, я уже мог предугадать результат нашей встречи, ибо существует жесткое правило: если пригласивший тебя на интервью опаздывает, ничего хорошего от этой структуры ждать не приходиться. И я не ошибся.
А.Ш. появился примерно с двадцатиминутным опозданием. Его внешний вид, мягко говоря, не внушил мне оптимизма. Директора по маркетингу в Москве выглядят по-другому. Честно говоря, выглядят они по-другому и в Израиле. А.Ш. же больше смахивал на начинающего страхового агента или мелкого торговца. «Засунь себе свой московский снобизм далеко в …», вступил я в диалог с самим собой, в Израиле внешний вид человека еще ничего не означает. Пожав мне руку, А.Ш. обменялся с секретаршей дежурными фразами относительно прошедшего праздника. Наконец он пригласил меня присесть к столу. Я был весьма поражен тем, что беседа наша происходит посреди большой общей комнаты. В это время туда входили и выходили люди, вокруг крутились сотрудники, а мне предстояло обсудить с А.Ш. в том числе и аспекты заработный платы – детали эти, как правило, не выставляют на прослушивание коллег.
А.Ш. вкратце рассказал мне, что их компания считается признанным брендом не только на израильском, но уже и на международном рынке, их филиалы существуют в Северной Америке, и на нынешнем этапе стратегического развития их очень сильно интересуют страны СНГ. Что ж, пронеслось у меня в голове, о такой работе можно только мечтать, я даже буду готов немного поджаться в деньгах.
А.Ш. порасспрашивал меня о работе в России, и о предыдущих местах работы. Я уже готовился услышать вопросы о специфике маркетинга в СНГ, о внедрении новых продуктов на рынок, но…
«Знаешь, что?, резко обратился ко мне А.Ш.
«Что?» - поинтересовался я с нескрываемым любопытством.
«Ты классный парень. Ты - нам подходишь», - огорошил меня А.Ш.
Честно говоря, я никак не ожидал такого резвого вынесения вердикта. Непосредственного опыта в маркетинге у меня не было, и я предполагал, что именно это и станет камнем преткновения. Я и правда произвожу хорошее впечатление на интервью, но как-то не предполагал, что меньше чем за 15 минут смогу убедить интервьюера в своей «классности». Однако А.Ш. стоял на своем.
«Когда ты заканчиваешь работу в Сохнуте?» - летел он вперед.
«Согласно контракту, только в середине августа, но… если ваши намерения будут серьезны, то… я попробую выяснить возможности более раннего завершения контракта…»
«Все будет ништяк!» - заверил меня А.Ш. с такой решимостью, что и я и впрямь начал ему верить. У нас везде связи, и в Сохнуте тоже, один наш звонок и они тебя мигом отпустят!
Я на секунду приподнял голову, чтобы убедится, не нахожусь ли я в Моссаде и каком-то подобном учреждении.
«Супер! - заключил А.Ш. Есть еще что-то, что ты хотел бы узнать?»
«Да, - обнаглел я вконец, - мне хотелось бы узнать уровень своей будущей зарплаты.
«У нас много не платят», резко ушел А.Ш. в глубокую защиту.
«Я понимаю», тараторил я заученными фразами. Но, мне настолько интересна эта работа, и мне так хотелось бы приобрести опыт в маркетинге именно в вашей компании…»
«А сколько тебе платили в Сохнуте?» - поинтересовался А.Ш.
Я назвал цифру. Судя по выражению лица, А.Ш. почувствовал легкий укол в бок.
«Это нетто или брутто (нет или гросс)»?
«Нетто», признался я, потупив глаза от стыда. Судя по лицу А.Ш., на этот раз укол в бок был еще сильнее.
«Не волнуйтесь, попытался я смягчить силу уколов, это же «заграничная зарплата», со всеми коэффициентами, а когда я работал в Иерусалиме, мне вообще платили копейки…»
«У нас есть на тебя 10», выпалил А.Ш.
Я едва удержался, чтобы не спросить, в долларах ли эта сумма, но быстро вспомнил, что я не в Москве. Я лишь спросил, идет ли речь о сумме до или после налогов.
«Это «стоимость работника», сообщил А.Ш.
Я сидел с открытым ртом. Рот у меня был приоткрыт даже не от удивления, а чтобы набрать побольше воздуха, которого я резко лишился после последней фразы. Дело в том, что в сумму стоимости работника входит как сама зарплата до вычета налогов, так и всевозможные отчисления типа национального страхования и т.д. и т.п. Короче говоря, реальная зарплата от такой суммы составляет в лучшем случае половину суммы. За 18 лет жизни в Израиле мне никогда не приходилось сталкиваться с такой формой
.
«Ты понимаешь, А.Ш., что предлагаешь мне реальную зарплату меньше 2 тыс. долларов?», деликатно уточнил я.
На лице А.Ш. показалась обида. «Ты что же, думаешь, что я считать не умею?», неподдельно обиделся директор по маркетингу крупного израильского бренда.
«И эту зарплату ты предлагаешь человеку, который должен выстроить с нуля весь маркетинг в СНГ?», уточнил я.
А.Ш. молча кивнув, не услышав подвоха в вопросе.
Я внимательно посмотрел на него, пытаясь понять, что в эту минуту мне больше всего жаль: потраченного на эту поездку времени и денег, затраченных на бензин.
«Что ж, сказал я, спасибо, что пригласили, очень было приятно пообщаться».
«Жаль», сказал А.Ш. «Ты классный парень, я сразу это понял».
На следующее утро я монотонно складывал вещи в чемодан, готовясь к отлету в Москву. Зазвонил телефон, на экране высветился незнакомый тель-авивский номер.
«Здорово, услышал я в трубку, это А.Ш., мы вчера встречались»»
«Доброе утро», удивленно пробубнил я в ответ.
«Ты помнишь, что я тебе вчера сказал, что ты классный парень?»
«Такое не забывается, А.Ш.» , сказал я искренне.
«Ну так вот – поскольку ты классный парень, мы тут с моей секретаршей посовещались и решили предложить тебе другую вакансию, намного более крутую, она тебе еще больше подходит».
«И о чем же идет речь» - нехотя поинтересовался я.
- Ты будешь отвечать за создание всех наших новых филиалов за границей. Не только в СНГ, а и в Америке и других странах. Будешь решать, где нам стоит открыть новый филиал, а где нет, будешь работать с архитекторами, инженерами, утверждать проекты постройки. Тебе придется очень много летать по всему миру.
- Подожди, А.Ш., - перебил я его. Ты меня с кем-то перепутал. Я же пиарщик а не инженер, ничего не понимаю в постройках, какие чертежи, я даже в Автокаде не умею работать.
- Да не волнуйся ты так, научим мы тебя Автокаду, делов то!
- Сколько денег, А.Ш? – прервал я этот поток сплошного позитива.
- Десятка, - радостно выпалил он!
- Нетто или брутто, - спросил я, уже исключительно на автопилоте.
- Брутто – А.Ш. уже почти кричал от радости, - брутто!
«Отлично, А.Ш.,» - сказал я, стараясь попасть в тон его позитива. «Вот когда спустишься до нетто, звони, пообщаемся».
Меня до сих пор подмывает поинтересоваться, кого же они все-таки взяли на эти должности.
Tags: Израиль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments