Cеня Довжик (dovzhik) wrote,
Cеня Довжик
dovzhik

Categories:

Рак иврит (только иврит)

На днях отвечал на вопросы одного социологического исследования о национальной самоидентификации израильтян, родившихся в СССР, приехавших в Израиль в 90-е годы, и находящихся сейчас в служебной командировке в России. Вопросы были вполне предсказуемые, и достаточно стереотипные, как и бывает в такого рода исследованиях. Особое внимание уделялось культурным приоритетам новых репатриантов. Иными словами, кто после репатриации хотел отбросить все русское и моментально стать новым израильтянином, кто собирался быть совком и не хотел принимать ничего нового, а кто пытался танцевать сразу на двух свадьбах.


В связи с этим вспомнились многие моменты репатриантской жизни.

Перед отъездом из Питера я роздал свою весьма неплохую библиотеку по истории. Тогда мне казалось, что уж где где, а в Израиле мне книги по русской истории не понадобятся никогда.
А уже после начала учебы на мехине (подготовительном отделении) Иерусалимского университета меня пригласил к себе легендарный директор мехины Моше Фасс. Зная, я уже имел весьма внушительный опыт в журналистике, Фасс предложил мне издавать газету на русском языке, для мехинистов. Я честно ответил, что не вижу никакой перспективы для себя продолжать писать по-русски, и планирую как можно скорее перейти к журналистике на иврите. Газета "Наш Скопус" все-таки была создана, и редактировать ее взялся Юра Завьялов-Левинг. Что интересно - через несколько лет я написал в эту газету пару заметок.

Тогда я был убежден, что все дело в том, чтобы поскорее освоить иврит, и главный барьер для интеграции в новое общество это барьер языковой.

А что происходило с вами в первые годы жизни в Израиле, 15-20 лет назад?

Tags: Израиль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments